Оценка красоты человека

В. М. Богуславский

Внешность человека как объект комплексного исследования

     Конец XX столетия ознаменован становлением и развитием синтезированной области знания, обобщающей и систематизирующей данные всей совокупности наук, изучающих человека – «человековедения». Образ человека, его внешность и духовный мир – ядро каждой национальной культуры, системы ее ценностей. Эти эстетические ценностные представления – результат накопления всех человеческих знаний и опыта за весь период развития данной культуры. Вот почему человековедческий, или антропоцентристский, подход становится в настоящее время основным во всех дисциплинах гуманитарного профиля, в том числе и языкознании.
     Исследование языковых явлений во взаимосвязи с сознанием, мышлением, духовной жизнью человека, национальной психологией, историей и культурой позволяет по-новому представить наиболее значимые фрагменты языковой картины мира. Одним из таких фрагментов являются языковые оценки человека и, в частности, оценки внешности (ОВ). Осуществление этой задачи – практический вклад в развитие «человековедения».
     Одна из актуальных проблем антропоцентризма – описание ОВ как феномена, отражающего историчность мышления, становление и развитие национального сознания, осмысление познавательного опыта национальной общности в сфере «человековедения». Будучи связаны с различными сферами бытия, ОВ играют исключительно важную роль в психологии общения, интерперсональной коммуникации, в развитии и становлении личности, усвоении ее национальной культуры. Отсюда значимость этих оценок для психологии, социологии, психолингвистики, лексикологии, лингводидактики, теоретической и учебной лексикография. В языкознании их роль исключительно важна для воссоздания комплекса представлений, соотносимых с понятием «языковая личность», – синтезированного образа носителя языкового сознания.
     Описание языковых ОВ важно и для русской лексикографии, поскольку чрезвычайно развитая и разветвленная совокупность синонимических средств русского языка в сфере экспрессии и эмоций еще не получила четкого системного описания.
     Разработка системы функционирования ОВ – источник пополнения существующих толковых и синонимических словарей. Эта система сама по себе – специфический словарь, оценочных средств выражения, возможности использования которого чрезвычайно разнообразны как для повышения уровня культуры речи, так и в лингводидактических целях, особенно в наше время, когда ощущается необходимость в гуманитаризации обучения.
     Разработка системы языковых ОВ важна для уточнения системных отношений русской оценочной лексики – источника формирования новых значений, уточнения представлений о типах лексических значений и их компонентов, особенностей реализации коннотаций уточнения нормативных лексических ассоциаций. Важна она и для лингводидактики как основа дли создания различных пособий по развитию речи, обучения русскому языку как русских, так и иностранцев.
     Человек – структурно сложная развивающаяся тоническая система, характеризующаяся взаимообусловленностью связей материального и нематериального, биологического и социального, психического и нейрофизиологического. Такая интерпретации объекта позволяет выделить такие его особенности как материальное воплощение, физическое тело, материальная ферма, характеризующаяся набором конституирующих признаков, отличающих данный феномен природы от сходных с ним, и сознание как наиболее характерную и присущую только данному человеку индивидуальность и неповторимость.
     Один из аспектов изучения человека – изучение и систематизация языковых оценок, которые представляют собой специфическую разновидность познавательной деятельности и строятся на основе как научного знания, так и фактов обыденного сознания, являющегося осмыслением познавательного опыта определенной национально-исторической общности людей. Обыденное сознание так же, как и научное знание, направлено на осмысление реальной действительности и является ее отражением. Однако такое отражение специфично. Оно строится не столько на рационально-логической основе, сколько на эмоциональном восприятии действительности. Будучи одним из аспектов национальной культуры, это отражение носит интериоризированный характер, является способом приобщения члена данной общности к национальной культуре, средством и способом «вживания» личности в окружающие ее среду и действительность, средством усвоения национально-ценностных представлений. В обыденном сознании универсальные оценочные категории реализуются вместе с «наслоениями» национальной психологии, национального видения мира. Посредством преломления через национальную психологию и культуру они приобретают ценностную значимость и эмоциональную окрашенность. Названная специфика преломления этих категорий находит отражение и выражение в языке, оценочных пластах его лексики. Изучая языковые оценки человека, мы тем самым пытаемся осмыслить, систематизировать и описать их как факты обыденного сознания и национально-образного мышления в универсальных категориях познания так, как они представлены в языке, в значениях лексических единиц, воссоздав тем самым фрагмент картины мира в сознании «языковой личности». Среди всех оценочных средств выражения наибольшее число составляют единицы, соотносимые с оценками образа человека. Для системного их описания необходимо разработать такую концепцию, которая позволяет выделить базовые семантические признаки, формирующие эту систему как в целом, так и отдельные ее сегменты. Это обусловливает необходимость комплексного подхода к описанию данного объекта, поскольку лексическое значение слова представляет собой единство языкового и неязыкового содержания. Языковые оценки внешности человека характеризуются чрезвычайной пестротой и неординарностью оценочных признаков, лежащих в их основании, сложностью ассоциативных связей, включающих одно и то же оценочное значение (ОЗ) в несколько ассоциативных рядов, что обусловлено спецификой исследуемого объекта.

Внешность как физическая оболочка сознания

     Первая функция внешности человека – быть «физической оболочкой сознания и самосознания», служить для «означивания границ «Я» – границ самосознания» (И. С. Кон). Её можно одновременно рассматривать и как некоторую физическую данность, материальный объект известной конфигурации, физическое тело с определенными, хотя и варьирующимися параметрами, регламентированным «набором» составляющих это тело частей (элементов).
     По отношению к «Я» они как физическая форма являются в определённой степени независимыми, как бы самостоятельно существующими, что позволяет рассматривать внешность человека как физический объект, характеризующийся как количественной (с известными пределами вариаций) определенностью, так и пространственной определённостью. Количественная определённость в познавательном аспекте может быть представлена известным набором параметров, используемых для измерения физических величин – размерность, масс, вес, плотность. Параметр размерности (величины) – общая характеристика, определяющая объем пространства, занимаемого данным физическим телом. Применительно к описываемому объекту параметру размерности субиерархически подчинены конкретизирующие его параметры: рост – вертикальная протяженность данного физического тела, объем – пространственная характеристика массы тела. Названные параметры являются общими как для научного знания, так и для обыденного сознания, что сближает научное знание и оценки внешности (ОВ) как разновидность обыденного сознания, делает основание ОВ в известной мере объективным и достоверным.
     Однако в отличие от научного знания этому параметру ОВ обыденное сознание приписывает ряд представлений и ассоциаций, не совпадающих с научным знанием и составляющих специфику ОВ. Такими приписываемыми представлениями, производными от параметра размерности, являются представления о физической силе и крепости человека, которые соотносятся также с параметрами веса, массы, плотности. При этом названные физические особенности приписываются, как правило, людям, обладающим большими размерами телами по сравнению со среднестатистической нормой. Физически крепкими представляются люди высокого роста и с большой массой тела. Эти же признаки соотносятся в обыденном сознании с представлениями о здоровье и нездоровье. Их считают основанием для прагматических и эстетических ОВ. Параметры размерности универсальны для ОВ человека, поскольку они, будучи элементом обыденного сознания, Входят в число оценок человека любой национальной культуры. Вместе с тем они относительны, поскольку могут существенно различаться по предельно допустимым величинам в различных национальных культурах и, в зависимости от принятых в этих культурах эталонных представлений, по-разному оцениваются (М. Коул, С. Скрибнер). С точки зрения природной заданности, параметры размерности могут быть названы экзистенциальными. К числу экзистенциальных и оценочных признаков относится также и окрашенность кожных покровов лица и тела. Этот признак также носит ареально-региональный характер, он соотносится не только с национальной, но и расовой принадлежностью. Как экзистенциальный признак окрашенность кожных покровов лица и тела – показатель здоровья и нездоровья. Так, в европейском ареале в целом и в оценочных представлениях русской культуры с розовым цветом лица различной интенсивности связываются представления о здоровье, бледность же ассоциируется с нездоровьем.
     Внешность – выражение внутреннего мира человека. Внешность – это «границы самосознания личности» и в тоже время «означивание» основных свойств и качеств внутреннего мира (И. С. Кон). Будучи способом извлечения информации о внутреннем мире человека, ОВ предстают как комплекс ассоциативных связей, соотносимых с выражением внешним проявлением психоэмоционального склада личности. Они, являясь первоначальными представлениями о человеке как личности, закреплёнными в обыденном знании, служат основой информации о личностных свойствах незнакомого человека.
     Включённость внешности в процесс интерперсональной коммуникации. Внешность – «выразительное средство коммуникации, обращённое к другим людям» (И. С. Кон). Эта функция является едва ли не самой значимой в социальной жизни человека для его существования как члена общества. Понятие «коммуникация» в данном случае следует понимать расширенно, не ограничиваясь рамками языкового общения, как «контакт сознаний», а коммуникативную сферу – как «всецело гносеологическую», формой реализации, которой выступают «коммуникативные представления и комплексы» на различных уровнях сознания (досознательном, сверхсознательном) и понимания коммутирующего «субъекта» как динамического комплекса «коммуникативных представлений», а коммуникативную деятельность как «движение коммуникативных представлений внутри и между общающимися субъектами» (Э. Р. Атаян). Наделенность внешности коммуникативными свойствами, с точки зрения расширительного понимания коммуникации позволяет убедительно показать комплексный характер действия оценочного механизма, одновременное включение различных уровней человеческого сознания в процессе формирования таких оценок.
     Механизм формирования ОВ как процесс «вчувствования» в другого человека. Понимание коммуникации как «контакта сознаний», включающего различные его уровни – от «прасубъективных слепых тенденций», инстинктивных сигналов, интуитивных идей до осознанных представлений» (Э. Р. Атаян) – дает возможность объяснить процесс формирования ОВ как проникновение посредством внешне выраженных признаков в сознание, внутренний мир другого человека и формирование представлений о нем как процесс вчувствования и вживания в этот мир. (М. М. Бахтин). Такое понимание процесса формирования ОВ говорит о том, что он является комплексным эмоционально-гносеологическим актом, а сама внешность наделена экспрессивностью и может рассматриваться как «совокупность всех экспрессивных» говорящих моментов «человеческого тела» (М. М. Бахтин). Эмоциональность и экспрессивность лежат в основе оценочного восприятии внешности и определяют аспекты оценки.
     Роль формы и материала в оценках внешности человека. Воспринимая и оценивая человеческую внешность как форму, созданную природой, мы эмоционально и эстетически переживаем ее как творение природы. Но одновременно с этим посредством этой формы и через нее постигаем и духовную сущность человека как неповторимой индивидуальности. В данном случае восприятие человеческой внешности как формы и некоего духовного содержания вполне уместно сопоставить с восприятием произведения искусства. В этом восприятии находят отражение эстетические принципы искусства, опираясь на которые можно воссоздать основу для описания языковых ОВ. Проводя такую аналогию, необходимо помнить о том, что восприятие внешности человека как природной формы невозможно без учета того специфического материала, из которого воссоздана эта форма человеческой плоти. Нерасторжимость восприятия формы и материала в произведениях искусства подчеркивалась Л. С. Выготским. Таким эстетическим соотношением формы и материала в нашем случае является человеческая плоть – специфическая живая материя, способная видоизменяться, совершенствоваться под влиянием воли человека и тем самым видоизменять свою форму. Эти особенности соотношения и видоизменения плоти как материала и формы под влиянием сознания и по его воле и определяют специфику внешности человека – объекта природы, наделенного признаками материального и нематериального, физического и духовного в их взаимосвязи, т. е. объекта комплексного, развивающегося и динамического. Соотношения формы и материала, будучи количественно-качественными, выступают одновременно в нескольких оценочных аспектах: эстетическом, эмоциональном и прагматическом. Эта специфика плоти как материала определяет тот факт, что качественный признак, лежащий в основе языковой оценки, также носит, как правило, комплексный характер и в силу этого может выступать как стимул, порождающий ассоциативные ряды, соотносимые с различными аспектами и различными оценочными знаками.
     Внешность как социально-исторический и культурный стереотипизированный образ. Большое значение для ОВ человека имеют признаки, свидетельствующие о его социальной принадлежности, положении обществе. Эти признаки также фиксируются обыденным сознанием, в котором находят отражение особенности внешности представителей различных социальных слоев, классов и групп. Оно обобщает и типизирует их социально-психологический образ, формирует стереотипные представления о внешности, манере поведения и общения. И в самих образах, отражающих историческое развитие данной социальной общности, и в их детализации (внешность, выражение лица, поведение, манеры, обращение, жестикуляция одежда и т. п.) реализуется национальное видение мира, находит отражение национальная психология.
     Для русской культуры и сформировавшихся в ней национальных образов внешности существенным было то обстоятельство, что эти образы складывались под прямым воздействием социальной принадлежности лица, определялись его статусом и ролью в обществе (С. М. Соловьев, В. О. Ключевский). Эта социально-статусная закрепленность облика человека сказалась на формировании национальных художественных образов внешности как в искусстве, так и в литературе, в обыденном сознании и в языке, в лексике и фразеологии, системе коннотаций.
     Внешность как средство национальной идентификации. Данные природой особенности внешнего облика, позволяющие отличать представителей одной национальной общности от другой и вместе с тем дающие возможность лицам одной национальности идентифицировать себя как представителей одной национально-исторической общности, составляют психологический образ «своего». Этот образ как способ ориентации среди людей различных национальностей входит в структуру сознания члена каждой национально-исторической общности. В силу названной выше психологической установки на положительное восприятие «своего», этот образ характеризуется положительной эмоциональной окрашенностью и положительным оценочным знаком. Он складывается исторически длительное время и представляет собой типизацию по среднестатистическому признаку частоты встречаемости. Однако в силу названной психологической установки он является не только плодом типизации, но и идеализации, поскольку имплицитно реализует идею самоутверждения и превосходства над другими людьми. Идеализированный, приукрашенный образ «своего» воплощает в себе не только положительное, но и положительное в высшей мере и степени. Привнесение черт идеализации позволяет рассматривать его не как объективное представление, а как национальный художественный образ, что определяет его некоторую размытость. Вместе с тем он характеризуется таким качеством, как константность восприятия всеми членам данной национальной общности. Константность восприятия и интерпретации свидетельствуют о том, что этот образ является результатом обучающего воздействия на носителей данной национальной культуры со стороны предшествующих поколений и является одним из факторов данной культуры. Таким образом, эстетическое идеализированное представление о внешности «своего», характеризующееся положительной эмоциональной окрашенностью и, вследствие этого, положительным оценочным знаком, представляет собой когнитивно-чувственную структуру сознания, адекватно воспринимаемую и интерпретируемую всеми членами данной национально-культурной и исторической общности.
     Эталоны внешности. Представления об эталонах внешности человека относятся к числу иерархически сложных признаковых совокупностей, сформировавшихся на протяжении исторически длительного периода и вобравших в себя в обобщенном и генерализованном виде разноаспектные признаки и свойства, по которым оценивается внешность человека в данной национальной культуре. Эти представления соотносятся с образами человека, запечатленными в лучших произведениях изобразительного искусства в его светской и религиозной разновидности, произведениях фольклора, художественной литературе и идиоматике языка. Отбор ценностно-значимых признаков внешности обусловлен ходом исторического развития данного народа, его образом жизни, климатическими и географическими факторами, его психологией и традициями, опытом культурного взаимодействия с другими народами. Представления об эстетически привлекательной внешности – одна из форм хранения и передачи национально осмысленного познавательного опыта, отражающая своеобразие взгляда данной национальной общности на человека.
     Общение, воспитание, произведения искусства и прецедентные тексты выступают в качестве средства формирования эталонов внешности, будучи гносеологичными по своей природе и являясь «практическим человековедением» (Л. П. Буева). Эти ценностные представления являются ядерной сущностью культуры данного социального коллектива (Е. С. Кузьмин).
     Эталоны внешности противостоят среднестатистической норме по признаку положительной эмоциональной окрашенности.
     Национальное, ареальное и общечеловеческое в эталонах внешности. Представления об эстетически привлекательной внешности (эталоны национального образ внешности) – результат синтеза как сугубо национальных по своему отбору признаков, так и признаков относимых к числу общечеловеческих ареальных, синтеза национального, ареального и общечеловеческого (универсального).
     Внешность в аксиологическом аспекте. Виды оценок внешности. Предмет рассмотрения в данной работе – абсолютные оценки внутренние и внешние (А. А. Ивин), организованные с учетом их функционально-тематической заданности – выражение оценочного отношения и внешности человека. В соответствии с избранным принципом отбора оценок и с учетом специфики выражения оценочного отношения к объекту мы выделяем следующие виды оценок: 1) эмоциональные; 2) эстетические; 3) морально-этические; 4) замещающие. Такой отбор позволяет наиболее полно охватить основные разновидности ОВ и системно организовать их. При этом в основу организации языковых оценок положены семантические параметры, являющиеся доминирующими для всех перечисленных видов оценок.
     Особенности восприятия внешности человека. Презумпции восприятия внешности человека. Существуют определенные условия, предваряющие акты оценки внешности человека и определенным образом сказывающиеся на их содержании. Эти условия являются психологическими установками, сложившимися в результате познавательной и самопознавательной деятельности человека, они определяют и психологически мотивируют подход оценивающего к данному объекту. Их мы называем презумпциями. В них находят отражение категории познания, специфически преломленные через чувственное восприятие личности.
     Презумпции восприятия человека как цельного объекта. Сущность ее заключается в таком подходе к объекту оценки, при котором он воспринимается как цельный образ, наделенный определенными параметрами и физической формой, известным числом физических качеств и психических свойств в их взаимосвязи. Презумпция физической цельности образа человека заключается в предопределенности восприятия его как некоторого объекта живой природы, обладающего известным анатомическим строением, достаточно определенными параметрами для измерения величин таких физических особенностей живого организма, как высота (рост), объем, масса тела, пропорциональность строения, соотносимость по величине частей тела. Презумпция цельности предваряет оценочный акт образом-представлением, в котором объекту оценки предписывается регламентированный набор «деталей» известной величины и конфигурации в их пропорциональном соотнесении. Образ человека предстает как некая материальная количественно определенная величина, представленная в априорно заданных формах и пропорциях.
     На основе презумпции восприятия человека как цельного объекта формируется первоначальная оценка конкретного объекта в момент «первовидения». Отсутствие же у объекта той или иной «детали» или нарушение пропорциональных соотношений между ними является основанием для отрицательной оценки.
     Презумпция индивидуализации восприятия внешности утверждает неповторимое своеобразие человеческой личности как нечто априорно заданное, мотивирует психологическую установку восприятия объекта оценки прежде всего на выделение отличительных дифференцирующих признаков. Ими являются представления о красоте, внешней привлекательности, эстетической выразительности, физической крепости, пропорциональности сложения, окрашенности кожных покровов, характеристики интенсивности окрашенности – сочность, яркость, бледность и т. п. Эта презумпция соотносится по преимуществу с моментом «второвидения» и «детализацией» оценочных признаков, соотносимых с внутренним миром человека.
     Презумпция эмоционального отношения к объекту оценки – отражение сути акта оценки как специфического познавательного процесса, характеризующегося высокой степенью эмоциональности. ОВ, как и оценки человека и целом, эмоциональны по своей природе.
     Эмоциональность оценочного акта как одна из разновидностей познавательной деятельности является в современной науке общепризнанным фактом. Она рассматривается как энергетический движитель познавательного процесса и основа ого мотивации (П. В Симонов Б. И. Додонов, Ю. А. Филипьев, А. Д. Холл). Направленность на положительное восприятие собственной внешности – априорное психологическое свойство человека как личности и носителя сознания, способ его самоутверждения среди других людей, свойство, компенсирующее хотя бы частично свою недостаточную внешнюю привлекательность, несоответствие принятым положительным стандартам и образцам. Выделение хоти бы какой-нибудь «детали» в своем внешнем облике средство декомпенсации комплекса неполноценности. Направленность на выделение какой-либо «детали» внешности, присущей данной личности и приближающейся по своему качеству к эталону, – свидетельство постоянной и активно проявляющейся тенденции в психологии восприятия внешности человека, прежде всего таких качеств и свойств, которые позволяют найти в том или ином человеке индивидуальное и неповторимое. Психологическая установка на восприятие внешности характеризуется положительной эмоциональной окрашенностью эталона. В этом ее существенное отличие от стереотипов как средств обобщения действительности, строящихся на основе признака статистической усредненности.
     Функционально-ситуативный характер ОВ. Понятие точки и дистанции восприятия. Внешность человека – зрительно воспринимаемый объект, признаки которого способствуют задаче идентификации его с другими; людьми и одновременно выявлению особенностей, отличающих от них (Н. Д. Арутюнова). Акт оценки внешности человека носит функционально-ситуативный характер. Он во многом определяется особенностями человеческого зрения и расстояния между объектом оценки и оценивающим, а также продолжительностью восприятия. В зависимости от названных факторов может существенно изменяться содержание оценки.
     Специфика человеческого зрения такова, что человек как целостный объект может восприниматься с определенного расстояния. Фиксация дистанции, разделяющей оценивающего и объект оценки – важный момент, определяющий содержание оценки. При описании концептуальной основы этот момент имеет существенное значение. Учитывая его, мы вводим понятия точка и дистанция восприятия объекта оценки. Под этим понятием подразумевается расстояние от максимально, позволяющего воспринимать объект как целостный, а сокращение дистанции приводит к «дискомфорту восприятия» (М. П. Березин). Точке и дистанция восприятия условно соотносятся со статистическими моментами – фиксацией объекта оценки на определенном расстоянии от оценивающего. Не менее существенное значение имеет и другой момент, влияющий на характер и содержание оценки, – продолжительность восприятия объекта. При восприятии объекта выделяются прежде всего моменты эмоционально-оценочного отношения к нему, дается его эмоциональная оценка, представленная большим числом эмоционально-оценочных признаков, которые в совокупности являются первовидением объекта, а лишь затем выделяются такие его признаки, которые представляют собой второй этап восприятия – «второвидение». «Первовидение – эмоциональное по своей природе восприятие, «второвидение» – логико-классифицирующее, преимущественно рациональное (Е. Ю. Артемьева).
     В зависимости от точки, дистанции и продолжительности восприятия мы выделяем оценки общего впечатления – оценки, в которых внешность человека воспринимается как некая цельность, некоторый пространственный объем, общий охват зрением фигуры как некоторой количественной величины, определяемой по одному обобщающему признаку; оценки, детализирующие внешность при цельности охвата зрением всего объекта, направленные на вычленение отдельных «деталей» внешности. По продолжительности восприятия объекта можно выделить оценки первого впечатления – «первовидения» и детализирующие оценки – оценки «второвидения». Однако все эти оценки, независимо от точки и дистанции восприятия и его продолжительности, носит эмоциональный характер, проявляющийся с различной степенью интенсивности, поскольку все они представляют собой процесс интериоризированного восприятия. Не менее важно и то, что все эти оценки характеризуются целостностью восприятия. Однако в первом случае целостность является отражением некоторой пространственной величины, объема, а во втором – она формируется как итог «детализирующего» анализа, как совокупность суммированных впечатлений после подробного классифицирующего рассмотрения, включающего и рационально-логический момент. В первом случае человек воспринимается как некий объект, характеризующийся по преимуществу количественными показателями – величина, объем, масса тела, рост и т. п. Во втором – как объект, в котором вычленяются качественные признаки, характеризующие как его внешность, так и личностные особенности. Эти признаки более психологизированы, они соотносятся с предшествующим жизненным опытом оценивающего и эталонами. На эмоциональность «первовидения» наслаивается совокупность качественных признаков и ассоциаций, порождаемых жизненным опытом, обыденным знанием и эталонами как системным отражением обыденного знания.
     Аспекты оценок внешности человека. В аспектах ОВ находят отражение идея цельности и комплексности образа человека, презумпции восприятия его внешности, взаимосвязь между эстетическими и прагматическими сторонами, между его физическими данными и внутренним миром, отражены его социальная принадлежность и общественный статус, качественные возрастные изменения.
     Экзистенциальный аспект. Этот аспект объединяет совокупность признаков, соотносимых с идеей цельности воспринимаемого образа человека и соответствующей презумпцией. Он рассматривает внешность человека как некую природную данность с точки зрения наличия или отсутствия регламентированного набора «деталей», цельности или ее нарушения» как параметры количественной представленности во взаимосвязи с их качественными характеристиками. При этом факт отсутствия у объекта какой-либо «детали» или одной из парных «деталей» (органов, членов) определяет отрицательный оценочный знак соответствующей языковой единицы выражения. Например: безрукий, одноногий, однорукий, одноглазый, безволосый, лысый. Экзистенциальный характер этого аспекта проявляется в том, что указанные признаки не имеют оппозиций. Сам факт наличия этих признаков не является оценочным. Фиксируется лишь отклонение от нормы. В то же время наличие какой-либо «детали», представленной и превышенной количественной норме, является оценочным, и единица языкового выражения вследствие этого имеет в зависимости от признака, указанного в основе слова, оценочный знак. Например: густоволосый, пышноволосый, глазастый. Меру представленности количественного признака по отношению к норме и эталону считают определяющей для установления знака оценки. Поэтому признаки, указывающие на превышение нормы (высокий, большой, крупный, видный и др.), оцениваются положительно, а признаки, указывающие на отклонение в меньшую сторону (маленький, невидимый, незаметный, плюгавый и др.), – отрицательно.
     Эмоциональный аспект. Этот аспект соотносится с презумпцией эмоционального восприятия объекта оценки в момент «первовидения» и интуитивным знанием оценивающего, на основе которых формируется обобщенное эмоциональное отношение к объекту. Оценочный знак языковой единицы в данном случае определяется характером эмоции, порождаемой объектом у оценивающего. В соответствии с этим положительное эмоциональное воздействие соотносится с положительным оценочным знаком единицы выражения (приятный, симпатичный, привлекательный, славный и др.), а отрицательное воздействие (малосимпатичный, неприятный, несимпатичный, непривлекательный и др.) – с отрицательным. Эмоциональны оценки, связанные со способностью объекта вызывать к себе интерес или наоборот, с отсутствием такой способности. В первом случае (привлекательный, интересный и т. п.) языковая оценка получает положительный оценочный знак, а во втором – отрицательный (неинтересный, никакой и т. п.). Эмоциональное отношение в данном случае реализуется имплицитно и мотивируется презумпцией индивидуализации объекта.
     Эстетический аспект. Этот аспект соотносится с эталонами внешности, являющимися отражением национальной культуры и национального художественного образа человека. Эстетические эталоны внешности взаимосвязаны с презумпцией индивидуализации и эмоционального отношения к объекту оценки. Эстетическое и эмоциональное выступают в неразрывной связи, что находит отражение в специфических сигналах эстетической информации, формирующих наглядно-чувственный образ эталона (Ю. Л. Филипьев). Этот аспект соотносится с направленностью внимания оценивающего на выявление в объекте черт сходства с эталоном, представленных в той или иной мере, или же, наоборот, отличия от эталона в худшую сторону. На этом являющимся по сути своей эмоциональном основании формируется оценочный знак. В случае сближения с эталоном (благообразный, миловидный, красивый, прекрасный и др.) – знак положительный, а в случае отклонения от эталона в худшую сторону (некрасивый, безобразный, уродливый и др.) – отрицательный.
     В силу комплексного характера ОВ эстетический аспект связан с прагматическим, характеризующим состояние объекта оценки по признаку здоровья или нездоровья. Признаки физического здоровья, физической крепости и одновременно являются и признаками эстетическими. Эстетическая положительная оценка формируется в данном случае посредством указания на прагматические признаки (здоровый, крепкий, сильный, мускулистый, налитой, цветущий и др.).
     Признаки физической слабости и нездоровья ассоциируются с отрицательной эстетической оценкой (нездоровый, слабый, слабосильный, квелый, хилый и др.). Состояние физического здоровья или нездоровья может соотноситься с прагматическим признаком окрашенности кожных покровов лица и тела. В этом случае эстетическое также выступает в качестве производного от прагматического признака. Положительная эстетическая оценка соотносится с наличием румянца (румяный, розовощекий, краснолицый). С нездоровьем (бледный, желтый, зеленый, синюшный и т. п.) соотносится отрицательная оценка.
     Эстетический аспект может выступать во взаимосвязи с экзистенциальным, соотносимым с характеристиками формы и соотношений частей тела объекта оценки (телосложения, формы лица, рук, ног и других говорящих деталей человеческого тела» (М. М. Бахтин). В этом случае сходство с эталоном или приближение к нему определяет положительный оценочный знак (подтянутый, стройный, статный, ладный и др.), а отклонение от эталона (кривой, горбатый, сутулый, пузатый и др.) – отрицательный.
     Рассмотренные случаи взаимосвязи различных аспектов ОВ в рамках эстетического аспекта показывают сближение научного и обыденного сознания. В то же время в рамках этого же аспекта могут реализовываться представления о предпочтительных чертах лица, соотносимые с национальным образом внешности. Такими представлениями в сознании русских людей являются представления о чертах лица, которым присущи сглаженность, мягкость, округлость, в которых отсутствуют заостренные линии, скуластость, вытянутость и т. п. «Горничная была из варначек. Чисто русское лицо, без сибирской скуластости и узкоглазия» (Мамин-Сибиряк. «Разбойники»).
     Психологический аспект. Этот аспект отражает взаимосвязь внешнего и внутреннего в оценках человека, попытку прочтения по внешне проявляющимся признакам психофизических, психоэмоциональных, психических, интеллектуальных свойств и качеств личности. Образ внешности психологизирован. Определенным деталям в нем приписываются признаки, связанные с проявлением характера, волеизъявления, поведений, привычек человека – всего того, что характеризует его психоэмоциональную деятельность, интеллектуальные способности. Условность предписания отдельным «деталям» внешности внутренних качеств и свойств отмечалась неоднократно, но тем не менее в силу типизация и традиций формирования образа на основе принципа среднестатистической встречаемости эта особенность находит отражение в ОВ. В данном случае морально-этические критерии или критерии, характеризующие умственные способности, соотносятся с эстетическими. Эта взаимосвязь и определяет характер оценки. Оценки этого вида являются переносно-образными. Таковы, например, положительные оценки: благородный лоб, седины; высокий, открытый лоб, и отрицательные: низкий лоб, низколобый, толстые губы, толстогубый, узкие губы, узкогубый, хищный нос и т. п.
     Социальный аспект. Этот аспект относится к одной из разновидностей ОВ – типизированным по наиболее характерным признакам образам людей, принадлежащим к различным социальным слоям, профессиональным группам и т. п. Типизация и обобщение являются по преимуществу отражением морально-этических, поведенческих особенностей, общения, его этикетных форм. Эти черты находят отражение и во внешности, которой приписывается социальный статус носителя. Оценочный знак в таких случаях соотносится с принятыми в обществе морально этическими нормами, которые, как известно, подвержен изменениям и переосмыслениям в силу исторического развития социума, изменениям положения и роли классов и социальных групп в нем. Таковы, например, совокупности ассоциаций, соотносимых с ПОЗ (прилагательное с оценочным значением) ОВ: барский, аристократический, артистический, чиновничий, крестьянский, мужицкий, хамский, лакейский и др.
     Возрастной аспект. Этот аспект соотносится с оценками ОВ, связанными с возрастными изменениями человека, отражающими его физические и психоэмоциональные состояния. Данный вид оценок соотносится с морально-этическими нормами, сложившимися в социально-исторической общности, ее традициями отношения к людям, пониманием ценности человеческой жизни. Среди этого вида оценок можно выделить оценки, относящиеся к младенческому, детскому, юношескому, зрелому, пожилому и старческому возрасту. Эти оценки ситуативны, поскольку соотносятся с совокупностями ассоциаций и представлений, связанных с тем или иным возрастным периодом. Характером морально-этических норм и ассоциаций определяется знак оценки. В членении периоде человеческой жизни по временному признаку, в характере изменений, происходящих с человеком в каждом этих периодов, научное и обыденное знание сближаются между собой. Таковы, например, ПОЗ ОВ: младенческий, детский, юный, зрелый, дряхлый и т. п. За каждым из этих слов стоит психологический образ возраста и совокупность соответствующих ассоциаций.
     Аспекты ОВ отражают наиболее важные моменты в общем комплексе оценок человека, связаны между собой и предполагают выделение внутри каждого более дробных совокупностей, признаков, качеств, свойств, т. е. строятся по иерархическому принципу. Все названные особенности находят отражение в национальном образе внешности.

Богуславский В. М. Оценка внешности человека. М: ООО «Издательство АСТ», 2004. С. 8–22.


Источник: http://vneshnii-oblik.ru/ysikosnanie/ocenka.html



Закрыть ... [X]


Оценки внешности человека В. М. Богуславский Мероприятия праздники свадьбы

Оценка красоты человека Проблемы оценивания красоты людей (часть 1)
Оценка красоты человека Оценивание красоты людей
Оценка красоты человека 10 советов, как правильно сделать незабываемый минет мужчине
Оценка красоты человека Благоприятные дни для стрижки в июне 2017
Оценка красоты человека Бородавка на ступне самые эффективные методы удаления бородавок
Оценка красоты человека Гингивит у кошек: причины, симптомы, лечение и предупреждение
Оценка красоты человека Естественное очищение суставов и кожи по Малахову
Оценка красоты человека Здесь найдется все!
Как сделать маникюр гель лаком в домашних условиях Кипарис комнатный в качестве очистителя воздуха Курсы наращивания ресниц, обучение в СПб «Каприз» школа красоты Мужские прически и их названия с фото